Психология online

Анализ первых впечатлений после беседы с пациентом

написано в рубрике: В помощь психологу

Общие впечатления от клиента, основанные на информации, полученной при его обращении за помощью, и на результатах вводной беседы, могут изменяться в процессе дальнейшей психотерапевтической работы. На последующих сеансах более четко вырисовываются определенные стороны личности клиента и особенности его поведения. Поэтому предварительные формулировки и планы, составленные психотерапевтом, могут претерпевать изменения. При наличии ярко выраженной ключевой проблемы, например, специфической фобии, для избавления от которой существуют эффективные методы, например метод систематической десенсибилизации, особые изменения, как правило, не требуются. Но если проблемы менее четки и вначале не совсем ясны, план работы с клиентом может потребовать внесения изменений и дополнений. Это необходимо и в том случае, когда основная проблема клиента или главная причина его обращения к психотерапевту раскрываются лишь после нескольких бесед и клиент начинает доверять психотерапевту.
На первых сеансах важную роль играет способность психотерапевта распознавать проблемы клиента. Психотерапевт может увидеть, что с одними клиентами следует быть более осторожным в высказываниях, а с другими — более уверенным. Одни клиенты, к примеру, могут крайне серьезно относиться ко всем словам психотерапевта, даже к его шуткам. Другие клиенты реагируют совершенно противоположным образом, что требует от психотерапевта большей настойчивости.

Нет ничего удивительного в том, что психотерапевт должен быть гибким, способным корректировать свои представления и суждения по мере получения дополнительной информации о клиенте. Эффективные психотерапевты адаптируются к требованиям конкретной психотерапевтической ситуации. Очевидно также, что некоторые психотерапевты строго придерживаются системы усвоенных ранее принципов, игнорируя необходимость модификации процедур в соответствии с изменившимися обстоятельствами. Психотерапевты — приверженцы определенных психотерапевтических школ более склонны к этому, чем психотерапевты-эклектики и сравнительно неопытные психотерапевты. Далее мы еще вернемся к этому вопросу.

Подчеркивая необходимость гибкого поведения психотерапевта и, как следствие, возможность изменения точки зрения на проблемы клиента и корректировки предварительного психотерапевтического плана, я не хочу, чтобы в сознании читателей возник образ вечно меняющегося психотерапевта, у которого «семь пятниц на неделе». Напротив, очень важно, чтобы психотерапевт был постоянным, надежным источником надежды и поддержки. Должны присутствовать и последовательность, и непрерывность. Однако это не предполагает ригидность и принуждение клиента придерживаться составленного психотерапевтом плана вне зависимости от того, подходит он или нет. Несмотря на возможность изменения в представлениях о характере необходимой психотерапии, интерес, эмпатия и чуткость психотерапевта должны оставаться неизменными.

Этот принцип можно проиллюстрировать следующим примером. От одной 50-летней женщины внезапно ушел муж. Она, казалось, была крайне подавлена, много плакала и, по-видимому, была в полном отчаянии из-за неожиданного поступка мужа. Создалось впечатление, что ей необходимо оказать поддержку и предоставить возможность излить свои чувства. Пациентка свободно рассказывала о своих переживаниях, и на первых сеансах это приносило пользу. Однако во время следующих двух встреч пациентка изменилась. Она уже не выглядела огорченной и полностью руководила сеансом, даже приводя в некоторое замешательство молодого психотерапевта, у которого я был супервизором. В этом случае возникла необходимость скорректировать наши с психотерапевтом представления о пациентке и восстановить контроль психотерапевта над ситуацией. Пациентка не была настолько расстроена и подавлена уходом мужа, как представлялось в начале психотерапии. Мы также лучше поняли ее поведение в межличностных отношениях с точки зрения как проблем в работе психотерапевта, так и затруднений, возникших у нее в браке. На первый план как проблема, нуждающаяся в разрешении и на психотерапевтических сеансах, и в конечном счете в обычной жизни, вышла потребность клиентки в доминировании.

Необходимость корректировки первоначального представления о клиенте может вступать в противоречие с современной тенденцией создания практических руководств по проведению отдельных видов психотерапии. Смысл этой тенденции заключается в попытке подобрать наиболее эффективный метод лечения для каждого психического расстройства, метод, которому можно было бы научить, а практические руководства призваны обеспечить единообразие в действиях психотерапевтов. Эти руководства создаются с надеждой на то, что при оценке и сравнении различных форм психотерапии психотерапевты, принадлежащие к одной школе, будут вести себя в соответствии с предлагаемыми инструкциями. Поскольку декларируемая психотерапевтом теоретическая направленность не noli зволяет с точностью оценить его действия, использование практических руководств должно помочь больше узнать о психотерапевтической стратегии психотерапевта, а также гарантировать большее единообразие в поведении специалистов. Хотя практические руководства по психотерапии получают положительную оценку как средство, облегчающее проведение исследования через повышение внутренней валидности исследуемых видов психотерапии, в одном из докладов было предложено уделять больше внимания обучению по этим руководствам так называемым «валидизированным формам психотерапии» — тем видам психотерапии, которые доказали свою эффективность при лечении специфических расстройств в ходе эмпирических исследований (Task Force on Promotion and Dissemination of Psychological Procedures, Division of Clinical Psychology, American Psychological Association, 1995). Несмотря на все значение эмпирической верификации, этот доклад вызывает ряд нареканий (Garfield, 1996,1998). Я кратко изложу лишь некоторые соображения по этому поводу, поскольку данный вопрос обсуждается в осеннем выпуске журнала «Клиническая психология: наука и практика» (Clinical Psychology: Science and Practice) за 1996 год, а также в февральском выпуске журнала «Консультирование и клиническая психология» (Journal Consulting and Clinical Psychology) за 1998 год.

Я не только убежден в том, что подобные заявления преждевременны и что предложенные критерии валидизации страдают существенными недостатками; я считаю, что в докладе акцентируется внимание лишь на методе психотерапии и на психиатрическом диагнозе и игнорируется значение профессионального мастерства психотерапевта и своеобразия каждого пациента. Несомненно, использование руководств по психотерапии может увеличить сходство в действиях разных психотерапевтов, использующих тот или иной вид психотерапии, особенно при исследовании, однако это не означает, что психотерапевты будут совершенно одинаковы или равны по уровню мастерства. Поскольку при психотерапии важную роль играют индивидуальные качества психотерапевта, а не только специальные навыки, необходимо всегда учитывать личностное своеобразие, даже среди представителей одной психотерапевтической школы. В недавней серии статей «Психотерапевт как игнорируемая переменная при исследовании процесса психотерапии», основанных на материалах симпозиума, организованного автором, приводятся дополнительные клинические и исследовательские данные, подтверждающие эту точку зрения (Garfield, 1997). Кроме того, поскольку существуют различия и между пациентами, которым поставлен один и тот же диагноз, психотерапевт для достижения оптимальных результатов должен быть гибок и уметь приспосабливать свой подход к нуждам пациента. Если его представления о пациенте в процессе психотерапии изменяются, он должен соответствующим образом изменить и свой подход.

Дополнительный материал

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий


+ шесть = 12



© 2006-2014 психология on-line