Психология online

Чего ждёт от психолога пациент?

написано в рубрике: В помощь психологу

Клиент обращается к психотерапевту, уже имея какие-то представления о психотерапии, которые необходимо обсудить и уточнить. Иначе мы столкнемся с ситуацией, когда участники психотерапии начинают работать, имея различные ожидания от самого процесса. Несовпадение ожиданий пациента и психотерапевта может затруднить процесс психотерапии. Поэтому на первом сеансе следует узнать о взглядах пациента на психотерапию, чтобы объяснить и уточнить ее истинную сущность. Это не займет много времени, однако принесет пользу.У одних клиентов ожидания совпадают с ожиданиями психотерапевта. Это может касаться частоты сеансов, общей продолжительности психотерапии и роли клиента в психотерапевтическом процессе. Другие же клиенты могут быть плохо осведомлены или иметь о психотерапии искаженную информацию, почерпнутую из фильмов и телепередач. Поэтому данный вопрос стоит прояснить до начала психотерапевтической работы. Это можно сделать, разъяснив пациенту суть психотерапии и роли ее участников, а затем поинтересоваться, соответствует ли изложенное его ожиданиям. Или наоборот, можно сначала спросить клиента, чего он ждет от предстоящих встреч, а затем объяснить, что обычно происходит в действительности. Однако в обоих случаях необходимо понять ожидания клиента и довести до его сознания сущность психотерапии. Если по каким-либо причинам клиента не устраивает предлагаемая ему психотерапия, он волен обратиться к другому психотерапевту, что избавит обоих участников от проблем в будущем.

Значительное число пациентов является лишь на первый сеанс и, таким образом, сразу завершает психотерапию (Gar-field, 1994с). От продолжения психотерапии чаще отказываются менее образованные, хуже финансово обеспеченные, относящиеся к иной, нежели европеоидная, расе пациенты (Vessey & Howard, 1993). Хотя эти выводы основаны на данных широкомасштабных эпидемиологических опросов и, естественно, неприменимы ко всем представителям вышеназванных групп, психотерапевт должен по крайней мере помнить о них на начальном этапе психотерапии.

Если пациент уже участвовал в психотерапии, стоит узнать, как именно она проходила и с каким результатом завершилась. Так психотерапевт сможет отметить все существенные отличия используемого им метода психотерапии. Например, однажды я согласился встретиться с женщиной, имевшей неудачный опыт «психоанализа». Поскольку ее муж был врачом, а сама она была хорошо образованным человеком, я принял ее слова на веру. Только на одном из последних психотерапевтических сеансов обнаружилось, что ее «психоанализ» состоял всего из шести сеансов. В другой ситуации я согласился вести пациента своего коллеги, который уходил из нашей клиники. Этот пациент посещал психиатра более полутора лет без каких-либо заметных изменений. Я попытался продолжить психотерапию 1 с того места, на котором ее завершил мой предшественник. Записи прежнего психотерапевта были весьма лаконичны, и после обсуждения с пациентом ухода его психотерапевта и характера имеющихся проблем я приступил к проведению психотерапии. Примерно после пяти сеансов пациент выразил неудовольствие по поводу моей манеры ведения психотерапии, заметив, что она отличается от стиля его прежнего психотерапевта. Хотя здесь имели значение и другие факторы, полагаю, что мы смогли бы быстрее разрешить это недоразумение, если бы я выяснил представления пациента о прошедшей психотерапии, а затем обсудил бы с ним свой собственный подход. В конечном счете мы пришли к взаимопониманию, однако это было непросто, и на это было потрачено некоторое время.

Прежде чем завершить этот раздел, мне бы хотелось затронуть еще две проблемы. Некоторые проведенные мной исследования убедили меня в том, что ожидания психотерапевта могут не совпадать с ожиданиями клиента, и лучше выяснить представления последнего, чем строить о них догадки (Affleck & Garfield, 1961; Garfield & Wolpin, 1963). Психотерапевты, к примеру, всегда прогнозировали более продолжительную психотерапию, чем она оказывалась в действительности, тогда как клиенты были более точны в своих предположениях. Клиенты, с другой стороны, могли ошибаться относительно других аспектов психотерапии. В одном из исследований почти половина кандидатов на участие в психотерапии полагала, что психотерапевтический сеанс длится не более 30 минут, а треть этих пациентов надеялась достичь улучшения состояния или полного выздоровления уже через два сеанса (Garfield & Wol-pin, 1963). Подобные ожидания целесообразно обсудить прежде, чем возникнут какие-либо недоразумения.

Последнее, о чем я хотел бы здесь упомянуть, это то, что, даже осознавая особенности клиента, мы не можем принимать слишком многое как должное. С клиентами, обладающими невысоким социально-экономическим статусом и низким уровнем образования, мы должны быть уверены в том, что язык, которым мы комментируем психотерапевтический процесс, понятен, и уточнять их ожидания. Иногда направленные к психотерапевту люди представляют психотерапию как медицинскую процедуру, приравнивая ее к психиатрическому лечению. В подобных случаях крайне важно объяснить и уточнить ситуацию. Иногда своими ожиданиями нас удивляют даже хорошо образованные люди, обладающие высоким интеллектом. В конце вводной беседы с интеллигентной, экспрессивной женщиной, имевшей образование на уровне колледжа, я счел необходимым уведомить ее о том, что, вопреки ее ожиданиям, какими я их себе представлял, психотерапия будет краткосрочной, вероятно, не более 12 сеансов. Не знаю почему, но у меня сложилось впечатление, что она рассчитывает на длительную психотерапию. К моему удивлению, оказалось, что она планировала посетить лишь пять сеансов. Очевидно, что подобные вопросы следует обсуждать в самом начале психотерапии.

Дополнительный материал

Нет комментариев »

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи. TrackBack URL

Оставить комментарий


семь − 6 =



© 2006-2014 психология on-line